О насСтруктураСпециалисты центраНаши публикацииИнформация
Врачи рекомендуютПсихологи советуютЩадящая педагогика



Возможности применения тестов интеллекта для диагностики психической патологии у детей.

Ярославский психологический вестник.
Выпуск 10, Москва-Ярославль: изд. РПО, 2003. С. 144 - 148.

Вопросами диагностики психической патологии у детей занимается, как известно и психология, и психиатрия. Ситуация, сложившаяся сегодня в этой области, в связи с усиливающейся модой на "объективные" количественные оценки, мягко говоря, весьма противоречива.

С одной стороны, принятая в медицине международная классификация болезней МКБ-10 [4] использует количественные значения коэффициента интеллекта (IQ), например, при определении умственной отсталости, что вызывает многочисленные проблемы в диагностической практике.

С другой стороны, как подчеркивал М.С. Роговин, в традициях отечественной клинической психологии и психиатрии учитывать что и "одна и та же этиология в зависимости от различного протекания патогенетического процесса создает различные нозологические формы", и "различные причины могут приводить к одним и тем же результатам", а "в зависимости от силы и распространенности болезненного процесса психопатологическая симптоматика имеет собственное "звучание" независимо от… природы самого процесса" [5; с. 42-43].

В настоящей статье мы попытались проанализировать возможные варианты ответа на актуальный в практической психодиагностике вопрос: "Что показывает низкий IQ"? Может ли коэффициент интеллекта ниже показателя статистической нормы послужить основанием для диагностики психической патологии; может ли статистически нормальный показатель IQ опровергнуть медицинский диагноз? При этом мы намеренно оставляем в стороне проблемы разграничения сфер компетентности психологии и психиатрии, но, понимая всю сложность поставленного вопроса, будем рады, если сделанные выводы послужат и для психологов, и для психиатров приглашением к дальнейшему обсуждению и исследованию проблемы.

Для ответа на поставленные вопросы мы проанализировали материалы, полученные в ходе Всероссийской диспансеризации детей 2002 года. Научно-исследовательской лабораторией специального (коррекционного) образования ГОУ ЯО "Центр помощи детям" были собраны и обработаны результаты обследования 5230 испытуемых при помощи адаптированных в России НПЦ "Психодиагностика" [6] теста вербального интеллекта (далее ТВИ) и теста интеллекта Кеттелла, свободного от влияния культуры (CF2A). Поскольку нас интересовала диагностика психической патологии, далее преимущественно рассматриваются низкие значения IQ.

Огромное количество эмпирических данных, накопленных психологией интеллекта [1, 2, 8, 9, 10], пока не позволяет дать однозначные ответы на вопросы практики. Так М.А. Холодная считает, что "в результативных показателях тестового исполнения индивидуальный интеллект как таковой "исчезает", остается только та часть интеллектуальных сил личности, которая отвечает за соответствие (адаптированность) индивидуальных интеллектуальных действий некоторым заданным извне, социально-типичным нормативам поведения. Отсюда можно заключить, что для диагностики интеллектуальных возможностей гораздо важнее не характеристики конечного продукта, а своеобразие когнитивных механизмов, которые этот продукт порождают" [8, с. 36]. Степень адаптированности, однако, не может являться диагностическим критерием в сложных случаях, так как понятие адаптации неопределенно, например, "в плане того, определяется ли адаптация с позиций организма или наблюдателя" [5, с. 37]. Описанные, например, в монографии В.Н. Дружинина [2] исследования корреляции IQ с уровнем доходов и социальным статусом при наличии аргументов в пользу того, что носителями национальной культуры являются только лица с высоким уровнем интеллекта [1, 8, 10], отнюдь не проясняют диагностические возможности показателя IQ в отношении верификации (фальсификации) предположения о наличии психической патологии у лиц с низким уровнем доходов и маргинальным социальным статусом.

Сама идея диагностики интеллектуальной патологии неявно предполагает представление о некотором идеальном интеллектуале и универсальной точке отсчета (или об "идеальном интеллекте"). Но на практике определить абсолютную точку отсчета невозможно. Поэтому шкала IQ является не шкалой отношений, имеющей объективную (абсолютную) точку отсчета, а шкалой интервалов, в которой абсолютная точка отсчета отсутствует. "На шкале интервалов люди располагаются, в зависимости от уровня развития индивидуального интеллекта, по правую или левую сторону от условного "среднего" интеллектуала. Подразумевается, что распределение людей по уровню интеллекта… описывается законом нормального распределения. Среднеинтеллектуальный человек - это наиболее часто встречающийся в популяции индивид, решающий задачу средней трудности с вероятностью 50% или за "среднее" время", - пишет В.Н.Дружинин [2, с. 19].

Показатель IQ определяется переводом суммы баллов, полученных при проведении теста, в единицы нормального распределения, имеющего математическое ожидание, равное 100 и стандартное отклонение, равное 15 [1]. Очевидно, что такой перевод будет иметь психологический смысл, лишь тогда, когда распределение суммы баллов незначительно отличается от нормального. Достаточно большой (ср. [2, 3, 6, 8]) объем выборки позволил нам с высокой статистической достоверностью проверить предположение о характере распределения суммы баллов по тестам ТВИ и CF2A. Результаты анализа приведены на рисунках 1 и 2.

Как видно на рисунках, распределение суммы баллов по обоим тестам достоверно отличается от нормального (p<0,01). Подчеркнем, что достоверность отличий эмпирического распределения от нормального не зависит от особенностей выборки. При проверке гипотез о соответствии эмпирического распределения нормальному нами выделялись группы, однородные по трем параметрам: пол, возраст, общий результат психологического обследования и их сочетанию. Во всех выделенных группах распределение также отличается от нормального при p<0,01. Заметим, что наблюдаемое распределение достоверно отличается и от других изученных в математической статистике распределений (гамма, логарифмически нормальное, Хи-квадрат). Исследования свойств полученных распределений и их психологическая интерпретация требуют дальнейших исследований, которые мы продолжаем, учитывая практическое значение вопроса.

Попытаемся теперь проанализировать психологический смысл уже полученных результатов.

Во-первых, можно констатировать, что заманчивая попытка диагностировать патологию как определенную степень отклонения от точки отсчета ("среднего" или "идеального" интеллекта, соответствующего IQ=100) оказалась безуспешной. При статистически значимых отличиях от нормального распределения с необходимой для диагностики точностью мы можем судить лишь о центральной части распределения. А при диагностике патологии нас интересуют крайние значения IQ, точно определить которые пока невозможно математически. Иными словами, тесты интеллекта, о которых идет речь (ТВИ и CF2A) могут лишь верифицировать (но не фальсифицировать) норму, и не могут верифицировать факт наличия отклонений. То есть показатель, например, IQ=75 немного дает для решения интересующей нас задачи - диагностики психической патологии.

Гистограмма распределения суммы баллов ТВИ
(сплошная линия показывает ожидаемое нормальное распределение)
критерий Колмагорова-Смирнова d=0.07670, p < 0.01, Lilliefors p < 0.01
Хи-квадрат тест=705.93815, df=47, p=0.00000
Рисунок 1
Рисунок 1


Гистограмма распределения суммы баллов CF2A
(сплошная линия показывает ожидаемое нормальное распределение)
критерий Колмагорова-Смирнова d=0.04402, p < 0.01, Lilliefors p < 0.01
Хи-квадрат тест=394.27305, df=16, p=0.00000
Рисунок 2
Рисунок 2

Подчеркнем, что хотя мы не проводили на значительных выборках другие тесты интеллекта, но в свете полученных данных использование любого адаптированного в России теста интеллекта для диагностики патологии больше не должно предполагаться априори возможным. Для подтверждения патодиагностических возможностей теста необходимо специальное исследование характера распределения его результатов на значительной (не менее 2000 человек) выборке.

Возникает закономерный вопрос - что могут диагностировать тесты интеллекта, если обеспечена необходимая точность в нижнем диапазоне оценок? Иными словами - является ли проблема верификации патологии, так сказать "технико-математической", или она несколько сложнее. М.С. Роговин писал о диагностическом использовании тестовых показателей, что "…невозможность свести такого рода данные к единой логико-теоретической концепции заставляет видеть в них не более, чем уточненное продолжение донаучных критериев. Практика показывает, однако, что их прогностическое значение все же выходит за столь скромные, ограниченные рамки" [5, с. 38, курсив автора]. Значит для ответа на интересующие нас вопросы необходимо рассмотреть прогностические возможности низких показателей IQ.

Многочисленные, часто не согласующиеся друг с другом результаты исследований прогностической валидности тестов интеллекта, описанные А. Анастази [1], W. Hussi [10] и др., можно объяснить, исходя из положений о "верхней" и "нижней" границах продуктивности, как эти положения сформулированы В.Н. Дружининым [2, с. 253-254]: "Верхняя граница продуктивности (предельный уровень интеллектуальных достижений) задается индивидуальным уровнем интеллекта.

Нижнюю границу индивидуальных достижений в деятельности определяют требования деятельности... Если IQ индивида ниже определенного значения, то индивид не может проявить минимально необходимую продуктивность и "не проходит по конкурсу".

Индивидуальная продуктивность определяется, помимо IQ, уровнем мотивации и "приобщенностью к задаче" (иначе, уровнем специальных навыков и знаний, аналог - "кристаллизованный" интеллект)".

Получается, что, поскольку нижнюю границу индивидуальных достижений в деятельности определяет не IQ, прогностические возможности приведенного нами в качестве примера IQ=75 в отношении психической патологии невелики по более существенным причинам, чем низкая точность оценки. Как показывает практика, низкое значение IQ не всегда соответствует продуктивности ниже минимального уровня, необходимого для успешного обучения по определенной образовательной программе. "Интеллект определяет лишь верхний, а деятельность - нижний предел успешности обучения, а место ученика в этом диапазоне определяется не когнитивными факторами, а личностными особенностями…" - пишет В.Н. Дружинин [2, с. 248].

Иначе говоря, низкий показатель IQ может говорить лишь о том, что с определенной вероятностью испытуемый не продемонстрирует высоких достижений в деятельности, но низкий IQ не опровергает предположения о возможности на минимально необходимом уровне выполнять требования деятельности. Вполне вероятно, что испытуемый с низким интеллектом все-таки сможет выполнять предъявляемые к нему требования на каком-то минимальном уровне. То есть в школе такой ребенок не будет отличником, но освоить общеобразовательную программу сможет. В литературных источниках мы не нашли упоминаний об исследованиях характера связи низких показателей интеллекта и минимального уровня продуктивности в деятельности. А без таких исследований возможность негативного прогноза социальной адаптации по низкому показателю IQ становится достаточно проблематичной.

В ходе исследования опыта детей с нарушениями интеллектуального развития нами было обнаружено, что некоторые картинки с изображением ситуации (из методики Розенцвейга) не воспринимаются испытуемыми как целостная ситуация [7]. Особенно интересно, что эта особенность восприятия наблюдалась независимо от наличия интеллектуальных нарушений только в выборках социально дезадаптированных испытуемых. Если предположить, что неправильное выполнение тестовых заданий отчасти вызвано особенностями понимания самой ситуации тестирования, необычностью смысла, который приобретает эта ситуация для некоторых испытуемых, то мы приходим к необходимости учитывать специфику структуры и содержания имеющегося у испытуемых опыта.

При поиске возможных детерминант низких значений IQ значительный интерес представляют описанные М.А. Холодной [9] конфликты средств контроля знаний и умений с присущим ребенку стилем учения. Иными словами, низкий IQ может соответствовать не определенной психологической реальности, а быть лишь артефактом измерительной процедуры. А если мы примем во внимание, что "конкретный ученик в своей реальной учебной деятельности демонстрирует не отдельные учебные и познавательные стили, а персональный познавательный стиль на определенном уровне его сформированности, который в пределе своего развития выступает… как иерархически организованная, многосторонняя и гибко изменяющаяся форма стилевого поведения" [9, с. 260, курсив автора], то в возможность устранения артефактов путем подбора определенного типа тестов для соответствующего типа испытуемых верится с трудом. Хотя когнитивно-стилевой подход и позволяет "ввести безоценочный взгляд на интеллектуальные возможности человека" [9, с. 34], но именно безоценочный взгляд и не позволяет решать практические вопросы патопсихологической диагностики.

Подводя итог нашего анализа, можно сказать, что из-за неизбежного влияния рассмотренных выше факторов распределение результатов теста интеллекта оказывается в действительности распределением не одной, а нескольких случайных величин, некоторым образом связанных друг с другом. Изучение этой взаимосвязи является задачей, решение которой, на наш взгляд, возможно только в отдаленной перспективе.

В заключение еще раз подчеркнем, что анализируемые нами тесты интеллекта ТВИ и CF2A являются высококачественными, профессионально разработанными, удобными и пригодными для широкого применения измерительными инструментами. В приложении к статье мы приводим уточненные нормы для оценки результатов.

На наш взгляд, тесты ТВИ и CF2A полностью пригодны для работы только с психически и интеллектуально здоровыми детьми, а их использование для диагностики патологии некорректно. Это можно отнести и к другим применяющимся в нашей стране тестам интеллекта, поскольку нами не обнаружены исследования последних пяти лет, в которых бы проводилась психометрическая проверка и нормирование результатов тестов интеллекта на значительной выборке.

Итак, низкий показатель IQ может лишь послужить обоснованием необходимости более глубокого обследования (которое не должно ограничиваться обследованием интеллектуальной сферы) по двум основным причинам:

Во-первых, достоверное отличие распределения результатов тестирования от нормального распределения делает неточным перевод наиболее низких значений в единицы IQ.

Во-вторых, собственно психологическая интерпретация низких IQ не предполагает точного соответствия уровня продуктивности в деятельности (и связанного с ним уровня социальной адаптации) значению IQ. Рассогласование IQ и уровня продуктивности может быть вызвано как особенностями мотивации, уровнем специальных навыков и знаний, так и несоответствием инструмента измерения индивидуально-стилевым особенностям человека.

Литература.

  1. Анастази А. Психологическое тестирование. (в 2 тт.) - М.: Педагогика, 1982.
  2. Дружинин В.Н. Психология общих способностей. - СПб.: Изд-во "Питер", 1999.
  3. Куравский Л.С., Малых С.Б. Применение марковских моделей для анализа эволюции психологических характеристик в популяции // Вопросы психологии № 4, 2003 год, С. 51-62.
  4. Психические расстройства и расстройства поведения (F 00 - F 99) Класс V МКБ-10, адаптированный для использования в РФ. - М., 1998.
  5. Роговин М.С. Научные критерии психической патологии. Учебное пособие. - Ярославль: ЯрГУ, 1981.
  6. Рукавишников А.А. (автор адаптации) Тест интеллекта, свободный от влияния культуры. Тест вербального интеллекта. - Ярославль: НПЦ "Психодиагностика", 1995.
  7. Солондаев В.К. Особенности содержания субъективного опыта детей с нарушениями интеллектуального развития // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского Съезда психологов. 25-28 июня 2003 года: том VII - СПб.: Изд-во С. -Петерб. ун-та, 2003. С. 324-328.
  8. Холодная М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. - Томск: Изд-во Том. ун-та. Москва: Изд-во "Барс". 1997.
  9. Холодная М.А. Когнитивные стили: О природе индивидуального ума. Учебное пособие - М.: ПЕР СЭ, 2002.
  10. Hussy W. Denken und Problemlosen. - Stutgart-Berlin-Koln, 1993.

Приложение.


Перевод суммы баллов в IQ для теста вербального интеллекта (ТВИ)

8-10 лет 11-13 лет 14-15 лет 16-17 лет
баллыIQ баллыIQ баллыIQ баллыIQ
237925-277240-417463-6480
24-258028-297342-43756581
268130-317444-45766682
278232-3375467767-6883
288334-357647786984
29-30843677487970-7185
3185377849-508072-7386
3286387951817487
338739-408052-53827588
3489418154-55837689
359042-438256-57847790
3691448358-598578-8191
37924584608682-8492
3893468561-62878593
39944786638886-8794
409548-498764-658988-8995
419650-5188669090-9296
42-4397528967-689193-9697
4498539069-709297-9898
459954-5591719399-10099
4610056-57927294101-102100
47-4810158937395103-108101
4910259-609474-7596109-111102
50103619576-7797112-116103
51-5210462-639678-7998117-119104
53-54105649780-8499120105
5510665-669885100121-123106
56-57107679986-88101124107
58-5910868-6910089102125108
6010970-7110190-92103126-127109
61-6211072-7310293-95104128-129110
631117410396-98105130-132111
6611377-78105102-104107133-135112
67-7111479-81106105-107108136114
7211582-85107108-111109137115
73-7411686-88108112-113110138116
75-7711789-90109114-115111139-140117
78-8111891-93110116-118112141118
82-8311994-96111119-121113142-143119
84-8612097-99112122-123114144120
87-91121100-102113124-125115145-146121
92-96122103-105114126-127116147-148122
97-98123106-108115128-129117149123
98-102124109-112116130-131118150126
103-111125113-116117132-134119151-152127
112-113126117-118118135-136120153-154128

Перевод суммы баллов в IQ для теста Кеттелла (CF2A)

8-11 лет 12-13 лет 14-17 лет
баллыIQ баллыIQ баллыIQ
137615751572
148016771675
158317801777
168618841880
178919871982
189120892085
199421912187
209722942289
219923962391
2210224982494
23105251012596
24107261032699
251092710627101
261112810828103
271142911029105
281153011230108
29117311153110
301193211732112
311223311933114
321233412134117
331253512335119
341273612636122
351293712937125
361303813238128
371313913539130
Rambler's Top100 Дети